Интервью с генеральным директором МНТК “Микрохирургия глаза” Христо Перикловичем Тахчиди

Окт 11 • Люди • 1562 Просмотров • Комментарии к записи Интервью с генеральным директором МНТК “Микрохирургия глаза” Христо Перикловичем Тахчиди отключены

Высококвалифицированная помощь должна быть доступна для всех больных — таково кредо Христо Тахчиди, директора МНТК “Микрохирургия глаза” им. Святослава Федорова

Ада Горбачева

takchidiМНТК “Микрохирургия глаза” — детище человека, носившего имя знаменитого славянского князя, великого воина Святослава Игоревича, вы носите отчество Периклович, что невольно заставляет вспомнить одного из самых ярких деятелей Древней Греции. Откуда такое отчество?

Очень просто: я чистокровный грек, и моего отца назвали Периклом в честь знаменитого правителя Афин, при котором был построен Парфенон.

Вы в Москве человек новый. Расскажите, пожалуйста, о себе, где вы работали, где учились, где ваши корни — не древние, это мы уже выяснили, а ближние.

Школу я заканчивал в Средней Азии, в городке в 90 км от Ташкента. Туда, в Голодную степь были высланы народы, не понравившиеся Сталину: греки, немцы, корейцы, персы. В нашем классе кто только не учился — полный интернационал. А педагогами нередко служили бывшие преподаватели институтов. Учили они замечательно, их ученики побеждали в республиканских олимпиадах по физике и математике, до десяти золотых медалистов было в каждом выпуске. И многие из выпускников достигли успеха в жизни, хотя, как Вы понимаете им это далось нелегко. Так что благодаря Вождю народов школьное образование я получил первоклассное, не в каждом нынешнем лицее такое. После окончания школы поступил в Свердловский медицинский институт, в 1976 г. его закончил, работал в глазном отделении больницы, потом по конкурсу прошел на кафедру офтальмологии медицинского института ассистентом, защитил диссертацию, стал доцентом. В 1986 г. началось строительство Свердловского филиала МНТК микрохирургии глаза, и Святослав Николаевич Федоров предложил мне стать директором этого филиала. В то время только рыли котлован под его фундамент. Директором филиала я оставался до января этого года. Достаточно подробно?

У вас перемена участи соединилась с переменой города. Как вы себя чувствуете в столичном мегаполисе, в московском окружении?

Москвы я практически не вижу. Живу пока в пансионате в ста метрах от института, утром ухожу на работу, вечером возвращаюсь, делаю на час перерыв и снова работаю. Период сейчас очень сложный, надо многое проанализировать, разработать схемы дальнейшей деятельности. Некогда знакомиться с городом, поэтому впечатлений пока никаких.

Даже от московских расстояний?

Пробки на дорогах — вот несомненно сильное впечатление. Что касается от атмосферы, человеческой и деловой, то она, бесспорно, существенно отличается от уральской.

Чем же?

На Урале людей можно в принципе заразить идеей, поднять ради какого-то дела, увлечь. В Москве люди более рациональные, прагматики. Им необходимы реальные результаты в ближайшей перспективе.

Может быть, москвичи испытали больше разочарований и потому ничему не верят? Вам досталось, конечно, сложное наследство. С одной стороны, Святослав Федоров -уникальная личность, фигура легендарная, с другой стороны, у него было много врагов, в последний год его жизни они активизировались, плелись интриги. К тому же после гибели Святослава Николаевича институт почти восемь месяцев оставался без директора, процесс энтропии не мог не происходить. Вам, наверно, приходится сталкиваться с последствиями всего этого.

37665Конечно, то, что МНТК около восьми месяцев был во взвешенном состоянии, не прошло бесследно. Жизнь Святослава Николаевича лишний раз свидетельствует о том, что достижения даром не даются, а за большие достижения приходится платить очень дорого. Состояние, в котором находился институт, можно определить как затянувшийся шок. Никто не ожидал трагической гибели С.Н.Федорова. Это, конечно, феноменальная фигура. Ведь он не только создал институт с нуля, но и новое направление в офтальмологии. В коллективе было ощущение громадной потери, царила растерянность. К этому следует добавить, что подавляющее большинство вопросов Святослав Николаевич решал сам. Когда его внезапно не стало, возникли проблемы организационного, управленческого характера. Длительный период безвластия все, естественно, усугубил. Главное, чем сейчас приходится заниматься, — восстановление управляемости структур, адаптация к нынешним условиям, потому что в нашей стране все быстро меняется. Надо успевать за летящим временем.

МНТК “Микрохирургия глаза” — огромное хозяйство. Кроме лечебных корпусов, пансионат, где могли останавливаться пациенты и их родственники из других городов, других стран, молочная ферма в деревне Протасова и многое другое. Это все сохранилось?

Все сохранилось и находится в жизнеспособном состоянии. Но, конечно, везде свои проблемы, которые необходимо безотлагательно решать, а это не так просто. Требуется приложить немалые усилия, времени не хватает.

Мне встретилась здесь Ирэн Ефимовна Федорова. Она вам помогает?

Мы создали музей Святослава Николаевича, пытаемся увековечить его память. В этом помощь Ирэн Ефимовны неоценима. Да и кто может лучше ее знать, что нужно? Она вкладывает в это всю душу.

В каком финансовом положении находится сейчас МНТК “Микрохирургия глаза”?

Больше семи месяцев недостаточно интенсивной работы и не совсем грамотного управления не могли не сказаться. Но все структурные подразделения находятся в функциональном состоянии и работают. Единственно — мы не можем себе позволять какие-то излишества. Но, надеюсь, это ненадолго.

Осенью в МНТК “Микрохирургия глаза” прошла научная конференция по глаукоме. На научной деятельности период безвластия сказался меньше, чем на хозяйственной?

Научную мысль остановить нельзя, можно только несколько снизить темпы развития тех или иных научных направлений, которые нуждаются в финансировании, новых аппаратах, расходных средствах и так далее. Я думаю, в ближайшее время мы с этим справимся.

Намного больше МНТК “Микрохирургии глаза”, чем Екатеринбургский филиал, которымвы руководили?

Конечно. Только та часть, которая находится в самой Москве, больше в три раза. А ведь есть еще Протасове, сельскохозяйственная часть. Надо еще в два раза умножить.

Сколько сейчас лечится в институте больных из других городов?

51,3% пациентов нашего института составляют жители Москвы, 13,8% — Московской области, из различных регионов России лечится 26,4% пациентов, из стран СНГ — 8%. Постоянно в институте на лечении находится несколько десятков иностранных пациентов, доля которых в общем числе составляет 8%.

Из каких стран?

В настоящее время из Греции, из Югославии, из Саудовской Аравии, из Арабских Эмиратов.

Каковы сейчас основные направления научной деятельности института?

Особенность МНТК “Микрохирургии глаза” заключается в том, что он охватывает весь спектр хирургической деятельности в офтальмологии. Этим наш институт отличается от других клиник, в первую очередь мелких, частных. Научные группы работают по всем направлениям современной офтальмологии. Перманентно возникают и реализуются новые идеи, разрабатываются и внедряются новые технологии. Святослав Николаевич создал динамичную структуру.

За счет чего существует институт? Получает ли он дотации от государства или есть спонсоры?

Мы никогда не получали дотаций и не рассчитаны на дотации. В старые времена государство было основным партнером, сегодня около 15% средств поступают из федерального бюджета по факту выполнения работ, лечение жителей Северного округа Москвы оплачивает Фонд обязательного медицинского страхования, более половины — платные услуги. До 1992 г. 90% операций производились для пациентов бесплатно. Заключался договор с государством, которое по факту пролеченного больного переводило институту деньги.

После 92-го года ситуация изменилась, резко сократилось государственное финансирование, и лишь с середины 90-х годов операции москвичей стал оплачивать Фонд обязательного медицинского страхования. В последние годы условия стали более жесткими, и операции за счет средств обязательного медицинского страхования выполняются только жителям Северного округа столицы.

Но ведь в операциях по поводу глаукомы и катаракты нуждаются главным образом пожилые люди, пенсионеры, что в нашей стране означает нищие.

Мы пытаемся что-то сделать для тех, кто не в состоянии оплатить лечение. Средства, которые выделяются Фондом обязательного медицинского страхования и федеральным бюджетом, стараемся тратить в первую очередь на социально незащищенные слои населения. За счет средств из бюджета мы имеем право оперировать пациентов, не относящихся к Северному округу. В ряде филиалов МНТК “Микрохирургии глаза” эта проблема решена. Например, всем жителям Екатеринбурга и Свердловской области операции производятся бесплатно за счет средств обязательного медицинского страхования.

Федоров придумал плавучие клиники, чтобы, так сказать, приблизить операционные института к зарубежным пациентам. Деньги, которые платили за операции иностранцы, он мог тратить и на развитие МНТК, и на социальные программы. Как сейчас обстоит дело с этими кораблями?

Содержать корабли, хотя мы всегда это делали на паях с Черноморским пароходством или еще с кем-то, очень сложно и дорого. Кроме того, возникло мощное сопротивление этой программе со стороны офтальмологов тех стран, к берегам которых мы приезжали. Никому, знаете ли, не нужны конкуренты. Во многом программы пришлось свернуть, но некоторые продолжают работать, в частности, небольшой филиал есть в Японии.

Цена без скидок операций средней степени сложности, таких, например, как по поводу глаукомы или катаракты, в вашем институте практически в четыре раза ниже, чем в коммерческих медицинских центрах. Почему? В них технологии более передовые, расходные материалы лучше!

На самом деле все гораздо проще. Частные клиники — это прежде всего бизнес, а цель и смысл бизнеса — зарабатывать деньги. Пока есть люди, готовые платить очень большие деньги, и цены будут соответствующие. Что же касается МНТК “Микрохирургия глаза”, то это государственное учреждение, цель которого — обеспечить доступность высоких медицинских технологий всем слоям населения. Аппаратура и расходные материалы у нас такие же, как и в частных клиниках. Ну, и, конечно, крупные клиники с большим потоком больных имеют преимущество в отношении рентабельности. У мелких частных клиник такой возможности нет, потому что и аренда стоит дороже, и сервис дороже, и зарплата персонала во много раз выше.

У вас сервис тоже неплохой. К тому же родственники приезжих больных могли бы останавливаться в институтском пансионате. Он функционирует и сейчас?

Все сохранилось. В период, когда институт зарабатывал большие деньги, их вкладывали в развитие инфраструктуры, которая создавалась годами для комфортности пациентов и их родственников. В частных клиниках, как вообще в отечественном бизнесе, основной принцип — все сразу и поскорее. А быстро и хорошо — так не бывает. Кроме того, во главу угла ставится прибыль. Поэтому комфортность моментально отражается в цене и цены намного выше. Обратите внимание: импортные одежда и мебель и многие другие вещи у нас гораздо дороже, чем за границей. В медицине то же самое — закон нашего рынка всюду одинаков.

Что входит в ваши ближайшие планы?

Главная задача — сделать высокие медицинские технологии доступными для всех слоев населения. Две недели назад мы снизили на 30% все цены, изменили работу поликлиники, чтобы это было быстрее, дешевле, качественнее.

В МНТК “Микрохирургия глаза” работают люди с разными взглядами, разными устремлениями. Вам удается ладить со всеми? Помогает то, что вы — человек со стороны?

Я не совсем человек со стороны, потому что 15 лет проработал в системе МНТК “МГ”. Я проникся духом МНТК “МГ”, знаю проблемы изнутри. Для меня коллектив един, и действую именно с этой позиции. Руководитель должен уметь всегда, так сказать, встать над схваткой. Пока мне это удается.

Может быть, действуют какие-то гены из глубины веков? Перикл считал своей главной заслугой, что при нем не было войн, что за все годы своего правления он никого не заставил носить траур.

Надеюсь, мне что-то досталось от моих далеких предков.

Похожие Записи

« »